21.07.2016 в 23:47
Пишет fandom Kyou Kara Maou 2016:

fandom Kyou Kara Maou 2016: Драбблы G-PG-13. Пост 1
Открыть все MORE





Название: Хороший мальчик
Автор: fandom Kyou Kara Maou 2016
Бета: fandom Kyou Kara Maou 2016
Размер: драббл, 391 слово
Персонажи: Юури, Шори, Вольфрам, Гюнтер, родители Юури, Боб (мао Земли)
Категория: джен
Жанр: психология
Рейтинг: G
Краткое содержание: О чудовищах и хороших мальчиках
Примечание/Предупреждение: POV Юури
Для голосования: #. fandom Kyou Kara Maou 2016 - "Хороший мальчик"

Юури давно уже привык начинать и заканчивать каждый день выученной когда-то мантрой: «Мао должен воплощать мощь и благородство. Мао должен быть идеален. Мао должен...» Должен. Дол – жен. Д-о-л-ж-е-н. ДОЛГ.
Долг Юури – быть мао и разве кто-нибудь позволит об этом забыть? Долг Юури – быть хорошим мальчиком и потакать прихотям эксцентричной, но такой любимой матери. Долг Юури – тащиться невесть куда в любую погоду, потому что «другу плохо». Другу ли? Юури старается не размышлять на такие темы: хорошие мальчики не сомневаются в своих друзьях.
Долг Юури – забыть свой дом. Впрочем, этому долгу он вполне рад. Долг Юури – быть чудовищем, устрашающим врагов Шин-Макоку. Чудовищем, которое доселе тихо дремало где-то в глубинах сознания, на Юури даже не похожее... ничем не похожее. Юури ведь хороший мальчик? Хорошие мальчики не становятся монстрами, а значит – Юури не монстр. Монстр – не Юури. Монстр в глазах Гюнтера ехидно усмехается, пока мазоку лепечет что-то утешительноподобное. Юури старается не замечать: хорошим мальчикам не пристало иметь в друзьях монстров, похлеще лавкравтовских. Юури едва слышно шепчет тому, кто сидит в глазах министра: «Давай притворимся, что тебя нет». Гюнтер моргает – и монстр прячется где-то в глубинах зрачков с пакостным хихиканьем: «Слабак». Юури не отвечает – хорошие мальчики не отвечают на несказанное. Юури решает верить, что монстр это не Гюнтер, кто-то другой. Юури предпочитает думать, что ему показалось. Юури так удобнее.
Вольфрам смотрит с тщательно скрываемой обидой: в его глазах монстра нет – он сам пока монстр, не скрытый за выращенными за многие годы масками. Он не смотрит на Юури – лишь на мао, зачем-то укутавшегося приевшимся образом. Он – не понимает.
Шори, привычный и знакомый, заразительно смеется над затертым до дыр анекдотом и монстра не видит. Вообще. Да Шори и не нужно – это же Шори. Отец смотрит с гордостью на обоих сыновей, а мать – с любовью. Наверное. В глазах земного мао мазут и плесень – это гораздо привычнее, это считается достойным и почетным, да и отец с нескрываемым восхищением отзывается о сенсее брата...
Юури скучно в их мире. Немного. Совсем чуть-чуть. Реки крови, впитавшиеся в души его друзей смотрятся эффектнее обыденного мазута. Мао земной и иномирный на краткий миг встречаются взглядами, и монстр внутри на секунду оживает, встретив похожее существо: Юури тоже нравится вид с трона. Нравится смотреть на приветствующую его толпу, нравится море склонившихся голов.
Мао Земли ласково улыбается: он – понимает.



Название: Заговорщики
Автор: fandom Kyou Kara Maou 2015
Бета: fandom Kyou Kara Maou 2015
Размер: драббл, 963 слова
Пейринг: Джениус/фем!Шори
Категория: гет
Жанр: юмор, романс
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Небольшая зарисовка о том, как один практичный человек делает интересное предложение другому практичному человеку. И что из этого вышло
Примечание/Предупреждения: 1) смена пола; 2) AU; 3) все персонажи совершеннолетние
Для голосования: #. fandom Kyou Kara Maou 2016 - "Заговорщики"

Они находились в храме Белых воронов, под самым носом у королевы Алазон, когда Шори неожиданно пришла в голову безумная, но совершенно гениальная идея, позволяющая некоторым образом изменить ход событий и укрепить ее положение как будущей мао Земли. Приятным бонусом здесь шло установление мирных отношений между Сейсакоку и Шин-Макоку.
Выход из положения был настолько прост, что Шори поразилась, как она не додумалась до этого раньше.
– Джениус, – обратилась она к своему спутнику, сопровождающему ее до так называемых «покоев для гостей». – Что вы намерены делать после встречи со своим особенным человеком?
Джениус бросил на нее задумчивый взгляд. Более невнимательный человек решил бы, что он медлит с ответом, однако Шори, успевшая неплохо изучить своего тюремщика, ясно видела, что Джениус уже размышлял над этим вопросом и теперь решает, довериться ли ей. С другой стороны, был вариант, что Джениусу просто непривычен искренний интерес со стороны постороннего человека.
– Признаться, так далеко я еще не заглядывал, – наконец ответил он.
– И все же? – с нажимом спросила Шори. – Чисто гипотетически. Вот вы встретились с ним и теперь предоставлены сами себе, независимо от... внешних факторов.
– Я – ученый, Шори-доно, – Джениус тонко улыбнулся. – И возглавляю орден Белых воронов. Думаю, вы понимаете, какую жизнь я бы выбрал.
Шори внутренне возликовала. О, она отлично понимала.
– Служение при дворе в качестве ученого, пост чиновника, возможность реализовать себя в самых разных сферах?..
– Это не совсем точное определение, но в целом все верно.
– В таком случае… – она даже остановилось, чтобы подчеркнуть некую торжественность момента. Джениус тоже замер, глядя на нее с легким любопытством.
– У меня есть предложение, от которого вы не сможете отказаться, – сказала довольная собой Шори и легонько хлопнула Джениуса по левой щеке.
Ее собеседник удивленно моргнул, машинально касаясь ладонью своего лица, но тут же взял себя в руки. В его взгляде появилось странное выражение, которое Шори при всем желании никак не могла расшифровать.
На мгновение она даже испугалась, что совершила ошибку: не мог же такой умный, практичный, пусть и несколько романтичный (с его-то мечтами об особенном человеке) мужчина верить в брак исключительно по любви? Не мог же?..
– И вы предлагаете?..
– Союз, – коротко ответила Шори. – Я предлагаю вам равный союз. Мне нужен верный человек… друг, если угодно, который будет достаточно умен и талантлив, чтобы стать моей правой рукой, когда я официально приму титул мао Земли. Видите ли, я тоже поставила на карьеру, но только в более широком понятии. Своим выбором пути я очень довольна, мне нужен только… – Шори заколебалась, подбирая нужное слово. – Спутник.
Джениус удивленно поднял брови.
– Но фиктивный брак?..
– Вас это смущает?
– Меня смущает, что предложение исходит от вас, – хмыкнул он, почему-то приходя в веселое настроение. – Я скорее ожидал чего-то подобного от... м-м-м... кого-нибудь другого.
Шори предпочла принять этот комментарий как комплимент.
– Вы знаете, я не очень-то верю в брак, построенный на одной лишь любви. Он быстро развалится, если оба партнера не приложат усилия и не будут иметь общих точек соприкосновения. Как показывает практика, из-за бытующего мнения «любовь побеждает все» люди просто ленятся выполнять свои обязательства, сваливая все свои ожидании на партнера.
Джениус заинтересованно кивнул, показывая, что слушает ее, и ободренная Шори продолжила:
– Фиктивный брак гораздо крепче, во-первых, потому что в нем у партнеров есть общие цели и общие интересы. А значит, больше шансов прийти к компромиссу при спорных моментах. По большей части это спокойный брак, почти без эмоциональной составляющей. То есть без ревности, обид, эмоциональной манипуляции и прочих этических гадостей. Во-вторых, такие браки обычно заключается между равными людьми, а значит, будут уважение, верность и, в случае надобности, прикрытие со спины. Поскольку, опять же, – Шори изобразила кавычки в воздухе, – общие цели, общие интересы.
– В-третьих, я полагаю, здесь имеет место быть и симпатия. Никто в здравом уме не согласится всю жизнь прожить с человеком, к которому совершенно равнодушен. Эта связь гораздо прочнее любовных отношений, в которых эмоции толкают партнеров на совершенно нелогичные поступки.
Шори выдохнула, гордясь про себя точно выстроенной логической цепочкой. Оставалось только правильно сформулировать плюсы своего предложения.
– Итак. Я предлагаю вам возможности. Дружбу. Равенство. Освобождение от пут Алазон. И свободу.
Наступило молчание. Долгое, пока Джениус осторожно не поинтересовался:
– А вас не пугает… мое положение? И отношение со стороны окружающих?
– Меня не пугает ни то, ни другое. Впрочем, если вам не по душе мое предложение, мы можем сделать вид, что этого разговора не было.
Джениус слегка нахмурился, и Шори ясно увидела в этом веяния средневековых традиций, таких как верность своему слову и внутреннее благородство. В ней зашевелилось нехорошее подозрение.
– Я действительно не могу отказаться от этого предложения.
– Это очень мило с вашей стороны, – ответила несколько уязвленная Шори, – однако, если вы не желаете данного союза, вы всегда можете отказаться.
Джениус посмотрел на нее со странным весельем:
– Нет, не могу.
– Не можете?
– Ваш статус гораздо выше моего. Вы принцесса. По древнему закону я не имею права вам отказывать.
– Так значит, моя цитата в самом начале…
– Была пророческой.
Шори неловко переступила с ноги на ногу. Откашлялась. Подумала еще раз предложить вариант с вычеркиванием данного разговора из памяти. Подняла голову, встречаясь с ним глазами и…
Да какого черта?
– Значит, вы согласны? – спросила она, протягивая руку и ожидая, что Джениус пожмет ее.
Но этот странный мужчина и здесь повел себя иначе. Он аккуратно, почти бережно взял ее протянутую ладонь в свои и, не обрывая зрительного контакта, коснулся губами дрожащих пальцев.
Шори вспыхнула до корней волос, проклиная про себя свою светлую кожу, на которой румянец был особо заметным, а заодно и все эти дурацкие средневековые традиции.
– Я согласен, – отозвался Джениус, не сводя с нее испытывающего взгляда.
Ее ладони он так и не выпустил.
Фиктивный брак, да? Похоже, она немного поторопилась с точным определением их союза.



Название: За закрытыми дверями
Автор: fandom Kyou Kara Maou 2016
Бета: fandom Kyou Kara Maou 2016
Размер: драббл, 552 слова
Персонажи: Юури, Сарареги
Категория: джен
Жанр: дарк, агнст
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: О способах утешения
Примечание: все персонажи совершеннолетние
Для голосования: #. fandom Kyou Kara Maou 2016 - "За закрытыми дверями"

– Шин-О однажды охарактеризовал меня как «ограниченную посредственность». Одно из редких прямых высказываний основателя Шин-Макоку. Довольно верное, не так ли? Завершающий этап формирования нужного ему типа правителя. Сильный и глупый. Как курица: ей не нужно понимать, ей нужно нести яйца и быть вкусной, когда ее решат забить.
– Дикая ассоциация, – хмыкнул Сарареги.
– А мне она кажется верной… – Шибуя меланхолично пожал плечами. – Знаешь, я даже рад, что сококу ходят в черном. В моем мире это, кроме всего прочего, цвет траура. Когда меня забьют, наверное, будут фальшиво стенать. А может, праздновать освобождение от тирании, кто знает? И моя фаршированная тушка украсит чей-нибудь стол, может быть даже, в зубах у меня будет яблоко, как у гуся… Ой, не кривись так! Я же метафорически. Людоедство вроде как здесь не принято.
– Людоедство – принято.
– Что?
– Мазоку – не люди, так что людоедство – не каннибализм. А времена случаются и голодные. Ты не знал о такой традиции?
– Нет. Мне не говорили, – мао помрачнел.
– Зря.
– Зря. Кстати, я-то – полукровка.
– Сжует тебя палата лордов...
– …Коллективно, прямо в зале заседаний, – подхватил Шибуя. – Впрочем, действительно, не зря же я ношу прижизненный траур.
– Может, по безвинно убиенным тобой солдатам? – Ехидно.
– Может и по ним. – Задумчиво. И без перехода – Ну что, легче стало?
– Хм… я понял, что нужно радоваться уже тому, что меня не собираются съесть в буквальном смысле. – На губы самовольно выползает едкая ухмылка.
– Ну вот и славно.
– И все же. А ты?
– А что – я? – мао пожимает плечами. – Посредственность, и это чистая правда. Хуже от моей ликвидации никому не станет, да и плодить столь же посредственное потомство я не намерен, благо есть Грета. И Вольфрам.
– Планируешь заключить все-таки брак?
– Приглашаю тебя на церемонию. Думаю, он станет неплохим мао, да и братья поддержат.
– То есть ты был серьезен, – Сарареги мрачнеет.
– Более чем.
– Почему?
– Почему сказал? Я тебе…
– Да-да, доверяешь. – Раздраженно. – Слышал уже. Так почему? И почему смирился?
– Я не смирился. Я принял, что такое будет оптимально. – Юури расслабляется, позволяя усталости проявиться. Он кажется стариком. – Мне, видишь ли, некуда бежать: вход в мой мир закрыт. А почему говорю – так ты все равно скоро узнал бы. Кстати, тебя планируют пригласить на мероприятие.
– Что? И ты так спокоен?
– Более того – приглашаю. В тот день я буду в белом. По обычаям моей родины.
– Что за обычай?
– На моей родине белый издавна цвет смерти. И тех, кто скоро умрет. Так придешь?
– Подумаю.
– Хотя бы посмотри в окно. Мне будет приятно. – Отрепетированно-теплая улыбка. Сарареги передергивает, словно сидящий рядом – уже мертвец.
– Сочетать похороны и праздник? – получается немного истерично. – Ты ненормальный.
– Ага. Как говорится, настоящий самурай живет как мертвец...
– Странная фраза.
– В смысле – каждый день как последний. Как видишь, не такая уж и неправильная доктрина.
– Интересно, знает ли твоя свита об этих твоих цветовых...
– Действительно интересно.
Они замолкают.



Название: На краю
Автор: fandom Kyou Kara Maou 2016
Бета: fandom Kyou Kara Maou 2016
Размер: драббл, 208 слов
Персонажи: Тёмный Властелин, заочно Шин-О
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: G
Краткое содержание: Тёмный Властелин обращается к Шин-О
Примечание/Предупреждение: POV Тёмного Властелина
Для голосования: #. fandom Kyou Kara Maou 2016 - "На краю"

Знаешь ли ты, что такое настоящая тьма? Тьма беспросветная, холодная, жуткая… От неё кровь стынет в жилах, перехватывает дыхание, останавливается сердце, туманится рассудок…
Образы, наполнявшие твою жизнь, блёкнут, растворяются и исчезают. Один за другим они покидают тебя. И вот в твоей памяти уже нет ничего. Ни радости, ни печали, ни гнева, ни горя, ни смеха, ни слёз, ни любви, ни ненависти. Лишь пустота. Она обволакивает твоё сознание, делает тело безвольным, податливым, мёртвым. Чувства, эмоции, действия – всё, что делало тебя живым, ушло. Теперь ты пустая оболочка. Сосуд. Уже не помнящий начала, не знающий конца. Печальна твоя участь. Греховно твоё существование. Ты, живой, что при жизни стал мёртвым и погрузился во тьму. Столь отвратительному существу нет места в этом мире. Ты сам изгоняешь себя. Стремишься разрушить последнее, что осталось в тебе, что даровал тебе я – Тьму. Мою Тьму, свою Тьму и Тьму всего мира, жадно пожирающую тебя.
Я сотворил с тобой ужасную шутку. Ты, столь жадный до жизни, сходишь с ума в одиночестве, всё больше увязая в моих сетях, утрачивая всё, что было когда-то ценно. О, как близок ты к падению! Ты уже почти пал, пал в мои объятья. Ступай же, иди ко мне в небытие. Я навсегда закрою тебе дорогу к свету. И только мрак останется с тобой. Навечно.



Название: Не замечай мой взгляд
Переводчик: fandom Kyou Kara Maou 2016
Бета: fandom Kyou Kara Maou 2016
Оригинал: poisonangel7, «Don't Notice Me Noticing You», запрос отправлен
Ссылка на оригинал: здесь
Размер: драббл, 917 слов
Пейринг: Конрад/Юури
Категория: слэш
Жанр: юст
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Они смотрят друг на друга. И у них ничего нет, кроме этих взглядов
Примечание/Предупреждения: 1) пост-канон; 2) все персонажи совершеннолетние
Для голосования: #. fandom Kyou Kara Maou 2016 - "Не замечай мой взгляд"

Надеюсь, он не видит.
Просто иногда, когда Конрад показывает мне прием с мечом и выглядит при этом очень круто, и волосы липнут к его шее, а глаза такие… агр-р-р! Так бы и… В общем, в голову приходят всякие мысли.
Странные. Например, а каково это, если Конрад меня сейчас как схватит, прижмет к себе, поцелует и… ну, и так далее, о чем я никогда никому не скажу.
Не помню, когда это началось. То есть, я всегда считал, что у него привлекательная внешность, но ведь это же в порядке вещей? Я же не слепой. Да и все в Шин-макоку писаные красавцы, как мужчины, так и женщины. Ну, ладно, Дакаскос не идеал красоты, но вообще-то многие находят его весьма симпатичным. Хотя некоторые умиляются и неуклюжести… Ха, наверное, вот почему мазоку вообще обращают на меня внимание. Конечно, помимо этого их фетиша насчет черноты моих волос и глаз. Удивительно еще, как они в обморок не попадали после переноса в Японию, где все такие же, как я. Может, потому что во мне еще и Мао?..
Так, о чем это я? А, точно! Надеюсь, Конрад не видит, что я теперь на него совсем по-другому смотрю. Не в этом смысле. Он ведь мужчина. И брат моего бывшего жениха. И это совсем разные по важности причины! Хм, допустим, просто две причины, но все равно они вполне серьезные.
И все бы ничего, если бы он все время не смотрел на меня с таким теплом во взгляде. Что бы ни происходило, он всегда смотрит на меня. Вольфрам и Гюнтер с шумом и гамом могут кругами бегать по комнате за петухом Денсяма, но я по-прежнему буду ощущать на себе теплый взгляд его карих глаз. Даже когда на самом деле он не смотрит. Знаю, звучит странно, но так и есть.
Я могу свалиться со скалы – и он меня подхватит. Я это просто знаю. Проходили! Как бы далеко друг от друга мы ни были, он всегда меня поймает. Всегда защитит. Хотя, конечно, я понимаю, что он просто хороший солдат и исполняет свой долг – и ничего больше.
Но иногда мне приходит в голову, что, может, надо притвориться, что падаю, и не вставать на ноги подольше – чтобы он подольше меня обнимал, придерживая.
Ой-ой! Я что, всерьез так подумал?! Фу, совсем девчонкой стал! Так скоро и до платьев дело дойдет, как у Йозака. Мда, Грета будет в восторге от новой мамы.
Как так вообще вышло? Наверное, началось все с привыкания к мысли, что иметь жениха-парня – это нормально. Или когда Гюнтер учил меня нюансам языка мазоку, зачитывая любовную лирику о мужской любви. Трудно пропустить такое, когда стихи написаны его почерком и почти все посвящены «его величеству».
Но почему Конрад? Он никогда меня ни к чему не принуждал. Никогда ни словом, ни действиями не намекал, будто хочет стать кем-то большим, чем мой телохранитель (хотя я постоянно твержу ему, что мы с ним – друзья!). Он всегда рядом, всегда со мной, что бы ни случилось. Стоит за моим плечом, даже когда считает, что я опять задумал что-то безумное. И вот это и есть настоящее безумие.
Но я ему об этом никогда не скажу.
***

Надеюсь, он не видит.
Каждый раз, когда он задевает меня рукой или плечом, не осознавая, насколько близко вторгся в мое личное пространство, все, что я хочу – обнять его за пояс и привлечь к себе.
Но так нельзя. У меня нет и никогда не будет права озвучить или выразить мои мысли и чувства.
Прошли десятилетия, душа сменила форму, но ее носитель так же неприкосновенен для меня, как когда-то была Джулия.
Сначала я думал, меня влечет к Юури только поэтому. Что я спутал объект моих чувств, потому что она ушла, но в нем остался жить ее свет. Теперь я знаю, что причина не в этом. Верно, сходство потрясающее, но различий хватит на заполнение дюжин пропастей. Юури – отдельная, самостоятельная личность, это ясно каждому, кто провел с ним хотя бы пять минут.
Было время, когда я убеждал себя, что эти эмоции просто расширили границы моего долга. Мне казалось, что потребность всегда быть с ним – всего лишь уступка его статусу мао, способ защитить его. На деле же я защищал себя. В его присутствии я становлюсь лучше, чем есть – несмотря на свою позорную слабость.
О Шин-О, убереги меня от искушения! Я тянусь смахнуть запутавшийся в волосах листик – и ничего более не хочу, как обхватить пальцами его подбородок, приподнимая его губы к своим. Хочу узнать его вкус и ласкать его. Хочу его только для себя, но это было бы слишком эгоистично, я не заслужил. Поэтому ничего не изменится.
Даже теперь, когда с помолвкой покончено, я продолжаю верить, что однажды Вольфрам станет-таки его королем. Перед Вольфрамом никто не устоит. Не будет его – будет какая-нибудь леди или девушка из его мира. Возможно, даже его друг и советник, Мурата. Но никогда не я. Он видит во мне эдакую замену старшему брату – и я присматриваю за ним и играю с ним в мяч.
Узнав о моих чувствах, Юури обвинил бы во всем себя. Он не любит никого разочаровывать, но мы все требуем от него слишком многого. Конечно, он простит меня.
Но я ему об этом никогда не скажу.



Название: Первые ростки любви
Автор: fandom Kyou Kara Maou 2016
Бета: fandom Kyou Kara Maou 2016
Размер: драббл, 995 слов
Пейринг: Гюнтер/Гвендаль
Категория: слэш
Жанр: юмор, романс
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Гюнтер полюбил Гвендаля, но что если кто-то встанет между ними?
Примечание/Предупреждения: 1) таймлайн – после 15-ой серии 1-ого сезона; 2) все персонажи совершеннолетние
Для голосования: #. fandom Kyou Kara Maou 2016 - "Первые ростки любви"

Уход за розами был чудесным, успокаивающим занятием – поэтому Гюнтер не пользовался услугами садовника. Роскошные цветы радовали взгляд, а дивный аромат наполнял тело блаженством… почти как мысли о Гвендале.
Гюнтер поправил выбившуюся из-за уха прядь волос.
Вообще-то для большинства окружающих маршал Шин-Макоку был довольно суровой личностью. Не то чтобы они были совсем неправы… просто мало кто смотрел глубже. Чтобы заметить под доспехами из сдержанности и этикета настоящего Гвендаля, нужно быть очень в этом заинтересованным. И не испугаться жесткого взгляда, за которым он прячет свое доброе сердце.
На деле мало кто мог похвастаться подобной чуткостью и заботой об окружающих, как Гвендаль. Недаром к нему всегда тянулись дети и животные. И тех, и других он отлично понимал. Женщины же и вовсе вили из него веревки.
Насколько же слепыми надо быть, чтобы не замечать такое сокровище!
Гюнтер на зрение не жаловался и, когда увидел в трогательной заботе Гвендаля уже о себе нечто большее, чем дружбу, не стал мешкать. В конце концов, Гвендаль ему действительно нравился. Их первый поцелуй был случайным и дурацким, его и поцелуем-то нельзя было назвать, но пылающие щеки Гвендаля выдавали его желания с головой. Казалось бы, что страшного в том, чтобы просто поцеловать корону на знакомом мазоку? Не забавы ради, а исключительно для пользы дела! Гвендаля пришлось заставлять практически силой.
Гюнтер тихо хихикнул.
Зато когда они целовались вчера, Гвендаль не сопротивлялся. Совершенно. Напротив, отвечал со всем пылом. Ах, а ведь он и в самом деле замечательно целовался!
Гюнтер мечтательно улыбнулся. Похоже, в его сердце расцвела новая любовь, прекрасная, как эти розы. Они с Гвендалем столько лет знают друг друга, но впервые столь близки. Нет, спешить они не станут. Вначале трепетный период ухаживаний, жарких поцелуев и объятий, а уж потом… они будут страстно любить друг друга под пологом балдахинов, ласкаться, менять позиции, о, а все же интересно, каков Гвендаль в постели? Его суровость мало что говорит о нем самом, быть может, он предпочтет отдаться во власть умелого партнера, познавая в руках Гюнтера все чувственные радости? Опытен ли он? Или его потребуется обучить столь тонкой и нежной науке?
Учить Гюнтер обожал при любых условиях.
Громкий кашель за спиной вернул его в реальность.
– Гвендаль!
– Нам нужно поговорить.
– Что-то случилось?
Чего Гюнтер раньше не замечал за ним, так это попыток отвести глаза.
– Я много думал о том, что между нами произошло, – за уверенным тоном Гвендаля ощущалась слабина, – ты, безусловно, замечательный мазоку, Гюнтер, но нам не стоит продолжать начатое.
Прекрасный день померк, а розы в оранжерее поблекли.
– Ты отвергаешь меня? Но почему?
– Боюсь, мы не подходим друг другу.
Не подходят? Странно, Гюнтер был уверен, что они с Гвендалем отличная пара, их взаимопонимание было на высшем уровне. И кто же в таком случае ему подойдет?
Гюнтер замер, озаренный идеей. Конечно! Это из-за мао Юури! Он мог бы догадаться сразу: перед чистотой и невинностью их юного короля никто не мог устоять, особенно такой поклонник милого, как Гвендаль. Да и после возвращения из Субереры их отношения стали куда более теплыми. Ах, какая жалость!
– Что ж, тогда мне просто остается пожелать вам двоим счастья, – печально вздохнул он, – надеюсь, вы не затяните с браком. О! И, конечно, я поговорю с Вольфрамом и все ему объясню. Он поймет, что нельзя стоять на пути настоящей любви.
Гвендаль недоуменно сдвинул брови.
– О чем ты говоришь? И причем здесь Вольфрам? Я не собираюсь жениться…
Гюнтер уронил лейку.
– Как?! Вы собираетесь вступить в аморальную связь?! Гвендаль, это непорядочно! Его репутация будет уничтожена! Он слишком юн! Это – не то же самое, что связь со мной, здесь ты должен взять на себя ответственность! Ты обязан взять его в мужья!
– Я не могу взять в мужья Вольфрама, мы – братья! И с чего вообще ты заговорил о браке?!
– Да не Вольфрама! Ты ведь влюблен в нашего мао, так будь порядочным мазоку!
Несколько секунд они ошарашенно смотрели друг на друга.
– Разве это я бегаю по всему замку с криками: «Ваше величество, вы прекрасны!» – хмыкнул Гвендаль, – и у меня никогда не было желания взять в мужья ребенка.
– Так ты отвергаешь меня не из-за влюбленности в другого? Тогда почему?
Гвендаль помрачнел.
– Ты – самый лучший из всех, кого я когда-либо встречал. Но я никогда не пойду на нарушение своих принципов. То, что ты собирался сделать с Рыжиком, – непростительно.
Единственный знакомый Гюнтеру «Рыжик» был тренированным бойцом под два метра ростом и личным шпионом Гвендаля. Что-либо «делать с ним» Гюнтеру категорически не хотелось.
– Я определенно не понимаю, о чем ты говоришь.
– Для тебя это столь незначительно, что ты даже не помнишь? Я понимаю, ты никогда не считал таких, как он, живыми существами, которые тоже чувствуют боль…
Гюнтер отшатнулся от него. Обвинение было до того несправедливым и оскорбительным, что ему захотелось влепить пощечину. Разумеется, по правой щеке, а не по левой.
– Да ты с ума сошел! Я никогда не относился к полукровкам с пренебрежением! И если бы был таким, то находился сейчас в партии Штоффеля, а не в твоей! Конрат – один из моих любимых учеников, а ты смеешь обвинять меня…
– Стой, почему ты заговорил о полукровках?
– Если ты считаешь, что я мог причинить Йозаку вред, то вызови его сюда, и мы выясним, с чего вдруг тебе в голову пришла столь нелепая идея!
– Я говорил вовсе не о Йозаке, а о том, кого ты намеревался сварить в своем зелье!
Громкое «мяу» прервало их спор. Гвендаль обернулся и подобрал рыжего котенка, смутно знакомого на вид.
– Опять сбежал, дурачок… Я говорил вот о нем, Гюнтер. Я забрал этого малыша у тебя, когда ты варил то зелье с фиолетовым дымом. Помнишь?
– Ах, точно! Вот откуда он мне знаком. Но почему ты утверждаешь, что я бы его сварил? Для зелья мне нужно было немного кошачьей слюны, только и всего.
– Там были кошачьи черепа. Рядом с клеткой.
– Конечно. Декоративные. В любом деле важно создать свою атмосферу, иначе оно обречено!
Морщины на лбу Гвендаля разгладились. Гюнтер всплеснул руками.
– Так ты считал меня чудовищем, мучающим животных! Ах, мое сердце разбито! Ты так жесток…
Гвендаль покраснел.
– Прости, я безусловно был неправ. Гюнтер, я обещаю загладить свою вину и сделаю все, что ты пожелаешь.
– Вот как? Что ж, мой балкон – третий справа в восточном крыле. Серенады я предпочитаю двенадцатого века. Надеюсь, ты умеешь петь?



Название: Ночной трубадур
Автор: fandom Kyou Kara Maou 2016
Бета: fandom Kyou Kara Maou 2016
Размер: драббл, 633 слова
Пейринг/Персонажи: Гюнтер/Гвендаль, Шери, Вольфрам, Юури
Категория: слэш
Жанр: юмор, романс
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Под балконом Гюнтера кто-то поет серенаду
Примечание/Предупреждения: 1) продолжение фанфика «Первые ростки любви»; 2) некоторый ООС персонажей; 3) серенада от Andy Williams «Speak Softly Love» (тема любви из «Крестного отца»); 4) перевод взят отсюда; 5) все персонажи совершеннолетние
Для голосования: #. fandom Kyou Kara Maou 2016 - "Ночной трубадур"

Теплая летняя ночь в замке Клятвы-на-крови. Гюнтер с нетерпением поглядывает на часы. Наконец, кинув взгляд в зеркало, выходит на балкон и всматривается в полутьму сада (полной темноты, разумеется, нет – стражу с факелами никто не отменял), где наблюдается некое движение. Трое мазоку встают позади, один делает шаг вперед, к его балкону. Он закутан в плащ, а лицо его прячется под широкополой шляпой. Стоящие позади достают музыкальные инструменты и начинают играть нежную, лиричную мелодию. Вышедший вперед затягивает любовную серенаду двенадцатого века:

Шепни мне «да»,
Прильни к груди, взгляни в глаза.
Огнём желаний
И любви зажглись сердца.
Мы в мире том,
Где мы вдвоём,
Который мог быть у других
Лишь сладким сном.
Багряный цвет согретых солнцем дней,
Стук двух сердец во тьме ночей.


У него приятный, бархатный голос, и Гюнтер заинтересованно вслушивается, опираясь о перила балкона. Кто бы мог подумать, в самом-то деле! И почему он никогда раньше не пел? Или пел, просто Гюнтер не знал? Нет, наверное, все же стеснялся, пряча чудесный дар от окружающих. Как несправедливо зарывать такой талант в землю!
Несколько правее на балкон выходит Шери в полупрозрачном пеньюаре. Дождавшись паузы в песне, она кричит:
– Ах, как великолепно! Но вы ошиблись, дорогой трубадур, мой балкон здесь!
Музыканты продолжают играть, но певец в ужасе молчит, повернув голову в сторону экс-мао. Ответить ей он не может, иначе тут же будет раскрыт. Гюнтер слегка закатывает глаза. Кое-кто здесь определенно слишком самодоволен, если считает себя единственной достойной серенад.
– Прошу вас, продолжайте! – просит он, и трубадур берет себя в руки.
Шери разочарованно вздыхает, потому что он и не думает менять дислокацию.

Шепни «люблю»,
Пусть нас услышат небеса.
Верны мы будем
Нашим клятвам до конца.
Я жить хочу
Одним тобой,
Жить для того, чтоб слышать
Нежный шёпот твой.


Гюнтер блаженно слушает чудесную серенаду и вытирает увлажнившиеся глаза.
Его поклонник такой романтик, ах, ну такой романтик, пусть его и пришлось немного подтолкнуть к открытию этой стороны своей личности, но оно того стоило! Под суровой внешностью часто скрываются прекрасные порывы души. Но зачем скрывать, если ее проявление так прекрасно?
Хлопают окна, и скрытный певец обзаводится все большей аудиторией, что явно его напрягает. Это заметно по застывшей позе, но голос его звучит ровно и сильно, демонстрируя страстные чувства к Гюнтеру. Однако его снова прерывают:
– И чего ты тут застрял, изменник?! Мне что, пойти вызвать этого трубадура на дуэль?
– Не перебивай, красиво поет ведь! И не мне, а Гюнтеру, ты же видишь! Кстати, песня знакомая, да и голос кого-то мне напоминает…
Серенада судорожно обрывается, а Гюнтер давится от смеха, но все же приходит на помощь:
– Ваше величество, Вольфрам, будьте любезны не мешать.
С левого балкона несутся извинения. Трубадур пристально и, вероятно, просительно смотрит, но Гюнтер качает головой. В его любимой серенаде остался последний куплет.

Багряный цвет согретых солнцем дней,
Стук двух сердец во тьме ночей.
Шепни "люблю",
Пусть нас услышат небеса.
Верны мы будем
Нашим клятвам до конца.
Я жить хочу
Одним тобой,
Жить для того, чтоб слышать
Нежный шёпот твой.


Трубадур допевает и на последнем куплете, как и полагается по этикету, размашисто (пусть и несколько скованно) скидывает шляпу. Зрители разочарованно стонут: на нем полумаска, а для опознания иных деталей внешности слишком темно. Он встает на одно колено и протягивает руки вверх, к балкону любимого мазоку. Гюнтер страстно аплодирует (к нему присоединяется весь замок) и скидывает веревочную лестницу с балкона, сам же отступает в спальню. Пару минут спустя трубадур заходит внутрь, закрывает балконные двери и плотно задергивает шторы. Наконец снимает маску.
– Это было восхитительно, – улыбается Гюнтер, – самое романтичное извинение в моей жизни.
– Ты хочешь сказать, что больше не нашлось ни одного идиота, который бы согласился на это?
Гюнтер стремительно подлетает к нему и нежно целует, дабы не позволить испортить момент. Ему горячо отвечают и заключают в кольцо крепких рук.
Когда поцелуй заканчивается, самый суровый и романтичный маршал Шин-Макоку, Гвендаль фон Вальде, с чувством произносит:
– Я больше никогда не обижу тебя, Гюнтер. Лучше смерть.









URL записи